+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Когда можно рассказать врачебную тайну

Запрет распространяется также на всех лиц, которым эта информация стала известна в случаях, предусмотренных законодательством. Разглашением врачебной тайны является сообщение таких сведений хотя бы одному лицу за исключением самого пациента, его законных представителей или медперсонала, участвующего в лечении этого пациента. При этом не имеет значения, кому они стали известны: знакомому, сослуживцу потерпевшего либо посторонним лицам. Разглашение врачебной тайны может быть совершено как в устной, так и в письменной форме — в частности, по телефону, путём публикации в печати и др.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Врачебная тайна. Что к ней относится? Юридическая консультация от RosCo

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Проблема врачебной тайны в онкологии

Психологические консультации для онкологов, сохраняется анонимность Телефон: звонок по России — бесплатный, консультация круглосуточно. Врачебная тайна — многогранное этически-нравственное и юридически-философское понятие, касающееся отношений врача с пациентом и обществом. Тема, казалось бы, старая. С тех пор, как появилась профессия врача, судьбе этой "главной вещи" как органическая принадлежность следует понятие врачебной тайны.

На эту тему проведено немало исследований. Она освящена интеллектом и практикой великих врачевателей — философов. Тайна врача — непреложный принцип, на верность которому присягает любой, взявший на себя тяжкую и прекрасную ношу лечения людей. Согласно некоторым источникам, это понятие зародилось в Древней Индии, где применительно к доверительным отношениям лекаря и пациента существовал афоризм: "Можно страшиться брата, матери, друга, но врача — никогда!

Но поистине практика есть критерий истины. Она и вызвала к жизни это определение, ибо ни одна другая профессия, ни какие бы то ни было другие взаимоотношения между людьми не могут уподобиться отношениям врача и больного. Врач клянется хранить тайну, за исключением случаев, когда он выполняет обязанности страхового врача или судебно-медицинского эксперта, определяет состояние здоровья человека по запросу властей, обнаруживает заразное заболевание, устанавливает причину смерти, стремится избежать судебной ошибки.

Почему же мы почувствовали нравственную ответственность и душевную потребность вновь вернуться к этому принципу? Не будет ли нескромным добавить что-либо к сказанному нашими гениальными предшественниками? Россия оказалась сегодня втянутой в водоворот исторических катаклизмов — перехода из социализма к капитализму.

Это касается не только экономических основ, но и нравственности целого народа. Мы переживаем глубокую духовную революцию. Переход от многих ограничений к полной — увы, вплоть до анархической — свободе очень заманчив, но он не обходится без серьезных потерь.

Маятник наших аскетических моральных устоев с формально провозглашенными равенством, братством, свободой, пройдя нулевую отметку, перешел в противоположную позицию вседозволенности, корысти, жестокости, безнравственности. Наверное, мы это испытание выдержим, но пока что революционный поток смел наши представления о добре и зле, противопоставил нашу почти патриархальную ментальность жажде наживы, власти чистогана.

Но вместе с тем в этом мутном потоке все тверже обозначаются светлые новые ценности: права личности, права человека, который перестает быть лишь частицей целого, а начинает выступать как свободная и самодостаточная величина. Наряду с неслыханным прогрессом различных областей медицины не может оставаться неизменным ее нравственно-философское начало. Понятие врачебной тайны многозначно. Это и отношения с пациентом, рождающиеся и базирующиеся на глубокой обратной связи.

Это и контрапункт между больным и обществом, родными, знакомыми, сослуживцами. Очень важно помнить, что врач обладает огромнейшей властью над больным человеком, поскольку пациент доверяет ему свою жизнь. В этой подчас беспредельной власти — одна из волшебных граней привлекательности и величайшей ответственности нашей профессии. Для хорошего человека — это неограниченное пространство добра и сострадания, но не дай бог такую власть — корыстному и злому!

Работая всю жизнь в онкологии, врачуя самые тяжелые и прогностически неблагоприятные недуги, мы, как никто другой, ощущаем на себе тяжесть ответственности и вновь и вновь возвращаемся к понятию врачебной тайны. Причем в первую очередь нас волнуют не обязательства врача хранить тайну больного от посторонних — это непреложно во все времена, — а нужно ли и можно ли скрывать от самого больного тайну его болезни.

Конечно, определенные деонтологические нормы присущи и другим профессиям. Однако наиболее остра и актуальна эта проблематика для врача, который БУКВАЛЬНО держит в руках жизнь и смерть человека, вплотную причастен к его личностным, духовным, нравственным проявлениям, его взаимоотношениям с семьей и обществом.

В онкологии вопросы врачебной этики особенно обострены в связи с тяжестью заболевания, сложностью диагностики и лечения. Причем проблема эта нисколько не устаревает с течением времени, так как по различным объективным причинам, несмотря на прогресс науки, даже в развитых странах отмечается рост заболеваемости злокачественными опухолями, а летальность от этих заболеваний прочно занимает второе место, уступая первое лишь болезням сердца и кровеносных сосудов. Онкология — особая область медицины, где одинаково важны как высокая специальная подготовка врача, так и умение его контактировать с больным.

Нарушение этого единства может весьма печальным образом отразиться на судьбе пациента. Совсем в недалеком прошлом мы брали на себя и смелость, и ответственность оберегать сограждан от страшного диагноза, который звучал как смертный приговор: "Рак! Конечно, и у нас не все выглядело так прямолинейно.

Мы уделяли массу времени психологической работе с пациентом, старались учитывать уровень его интеллекта, характер, особенности микроклимата в семье и обществе, и на этом строили индивидуальные, предназначенные для данного больного "версии". Для определения степени тяжести болезни, о которой мы решались сообщать пациентам, не было ни научных, ни методических критериев или официальных "указаний".

Вся ответственность лежала на враче. Нельзя было упростить ситуацию, чтобы больной не отказался от лечения. А в онкологии, как правило, речь идет о многокомпонентной, многоступенчатой терапии, по-своему сложной и для больного, и для врача.

Но и напугать, ввергнуть в отчаяние, лишить инициативы — значило оставить больного без веры в успех лечения. Мы старались выстроить для каждого пациента индивидуальную "версию", которая информировала его о тяжелой, серьезной, но излечимой болезни.

Это настраивало его на контакт с врачом и позволяло хорошо взаимодействовать в дальнейшем. Строя таким образом отношения с пациентами, мы были уверены в своей правоте. Теперь это не кажется нам таким безусловным. Врач сегодня должен учитывать, что многие больные хотят получить более полные и детальные сведения о своем заболевании, пользуются специальной литературой, критически оценивают все, что им сообщают лечащие врачи.

Не говоря уже о том, что наиболее дотошные пытаются добыть всеми правдами и неправдами свою "историю болезни" и извлечь из нее необходимую информацию. Решение вопроса о том, насколько детально следует информировать больного, во многом зависит от его человеческого характера и типа поведения.

Встречаясь с больными, онколог не должен усугублять их переживания, и без того ужасные. Еще вчера мы полагали, что лучше внести в диагноз элементы оптимизма, сказав, что опухоль может оказаться доброкачественной. Однако необходимо твердо настоять на проведении адекватных исследований и методов лечения.

Попробуем проиллюстрировать возникающие при этом ситуации. Больной Н. Пришлось сказать ему, что в его случае возможно озлокачествление, более того, оно, по некоторым признакам, уже начинается. В сущности, пришлось уговаривать его согласиться на операцию, так сказать, любой ценой, но в противном случае мы проявили бы этический догматизм, когда, щадя психику больного, из деонтологических соображений, снабдили бы его дезинформацией, способной побудить пациента к отказу от операции.

В результате мы свели бы на нет деонтологические принципы, согласно которым интересы больного превыше всего! И это значит, что в некоторых случаях должно представить больному истинную картину последствий, не боясь напугать его, иначе отказ пациента от необходимого лечения ляжет на совесть врача. Это противоречие заложено изначально. Предлагая больному операцию, после которой он может стать инвалидом, мы скрываем от него истинный диагноз. Естественный вопрос: если рака нет, зачем делать такую опасную операцию?

И около трети онкологических больных, подлежащих радикальному лечению, сегодня отказываются от него и этим обрекают себя на весьма тяжелые последствия. На наш взгляд, это недопустимая ошибка врача.

Если больной отказался от предложенного ему лечения, значит, врач не уделил ему должного внимания, времени, душевных сил.

Как может доктор смириться с отказом пациента от лечения, которое спасет его жизнь? Разговоры с такими больными изматывают, требуют максимального напряжения и самоотдачи. Но надо вновь и вновь возвращаться к ним, искать новые, более убедительные аргументы, прибегать к помощи коллег, но добиваться согласия.

Герцена поступил мальчик 16 лет, страдавший остеогенной саркомой бедра. Неизбежной была ампутация конечности, согласия на которую больной не давал. Это был очень разумный мальчик, интеллигентный, не по возрасту взрослый, и убежденный в своей правоте. С ним разговаривали многие врачи, вместе и по одному, но ответ оставался отрицательным. Тогда мы обратились за помощью к директору Института. В то время им был выдающийся хирург, врач "милостию Божьей" Сергей Иванович Сергеев.

Мы испытывали некоторую неловкость, так как у Сергеева была ампутирована нога и мы боялись поступить неделикатно. Однако выхода не было, и мы рассказали ему о мальчике. Сергей Иванович немедленно отправился в палату больного, пробыл там около часа, а выйдя, бросил коротко: "Готовьте к операции! Сергеева вскоре не стало. Внезапно, в расцвете сил, он умер от разрыва брюшной аорты. Знал ли он о том, что страдает аневризмой? К этому были определенные предпосылки, но ответа на свой вопрос мы уже никогда не получим В отношениях врача и больного не должно быть шаблона, и обязательное сообщение пациенту всей истины о его болезни столь же неоправданно, как и тотальная дезинформация.

Собственно говоря, это значит, что врач должен освоить теорию и практику психологии, знать эту непростую науку не как дилетант, а профессионально. Степень достоверности сообщения должна определяться спецификой и стадией заболевания, отношением больного к обследованию и лечению, типом характера и особенностями поведения больного, его жизненным опытом, полом и возрастом.

Мы неоднократно посещали крупные онкологические клиники на Западе, восхищались мастерством известных клиницистов, технически совершенным оснащением госпиталей, блестящей организацией лечебного дела. Но при этом впадали в шоковое состояние, когда при нас, в присутствии других врачей и пациентов, близких больному людей врач нарушал тайну, которая, казалось бы, касается только одного, но доверена и второму, и оглашал ужасный диагноз!

Более того, обсуждал с больным альтернативные варианты лечения, их риск и стоимость, оставляя за пациентом возможность и право выбора. Признаемся, мы получали глубокую душевную травму, тогда как откровенная беседа врача с пациентом протекала эпически спокойно. Все в нас восставало против такой жестокой прямолинейности.

В тот доперестроечный период мы не сомневались, что медицина, ставшая бизнесом, извращает отношения врача и больного. Первый стремится любыми способами увеличить свои доходы за счет пациентов, второй — излечиться, не разорившись при этом.

Шли годы, мы стали более восприимчивыми и, прямо скажем, терпимыми к чужой ментальности и начали понимать, что в основе жесткой откровенности западных коллег не всегда лежит экономический подход, только желание "выкачать" из пациента деньги. Их практика базируется на огромной работе всего общества по пропаганде медицинских знаний, и в первую очередь онкологических.

Тысячи журналов публикуют сведения о повторных успешных операциях по поводу рака кишечника у президента страны, многочисленные обложки пестрят фотографиями его жены, перенесшей мастэктомию по поводу рака. Это касается и других известных людей — политиков, "звезд", ученых, бизнесменов. От сокрытия точного диагноза от онкологических больных в США отказались в начале х годов.

Главной подоплекой такого подхода было движение в защиту прав человека. По этому поводу профессор Дан Б. Доббс заявил: "Пациент имеет право решать не потому, что его решение окажется более разумным, а потому, что это его решение.

Врачебная тайна

В Российской Федерации права и свободы гражданина закреплены в Конституции РФ, и основным на сегодняшний день правом является неприкосновенность частной жизни. Статья 23 Конституции РФ подробно раскрывает что входит в понятие частная жизнь — это личные и семейные тайны, честь и доброе имя, а также информация, являющаяся врачебной тайной. Гарантом сохранности врачебной тайны выступает государство, обеспечивая создание законодательных запретов и введение юридической ответственности за ее разглашение. Подробно рассмотрим все составляющие понятия врачебная тайна, а также возможные ситуации, когда сведения о состоянии здоровья человека могут быть переданы третьим лицам. Возможные варианты передачи данных без согласия пациента, и юридические последствия нарушения прав пациента.

В России врачи не всегда сохраняют тайны пациентов , особенно несовершеннолетних. Чтобы не пострадать от этого, нужно понимать свои права и обязанности. Рассказываем в четырёх карточках, что надо знать, если вы пошли к доктору.

Право на сохранение медицинской тайны, равно как личной и семейной, закреплено ст. Понятие врачебной тайны — есть запрет на разглашение сведений о пациенте, в том числе, личных данных, диагнозе и его последствиях, без согласия на то самого пациента. В соответствии с Законом об охране здоровья, сведения, составляющие медицинскую тайну, не подлежащие к разглашению:. Кроме того, врачебная тайна предполагает полную конфиденциальность сведений об умершем пациенте, в листке его нетрудоспособности не проставляется точный диагноз, а лишь общие сведения о перенесенном заболевании.

Врач разболтал мой диагноз. Это вообще законно?

Право на сохранение медицинской тайны, равно как личной и семейной, закреплено ст. Понятие врачебной тайны — есть запрет на разглашение сведений о пациенте, в том числе, личных данных, диагнозе и его последствиях, без согласия на то самого пациента. В соответствии с Законом об охране здоровья, сведения, составляющие медицинскую тайну, не подлежащие к разглашению:. Кроме того, врачебная тайна предполагает полную конфиденциальность сведений об умершем пациенте, в листке его нетрудоспособности не проставляется точный диагноз, а лишь общие сведения о перенесенном заболевании. В случае отсутствия официального доверенного лица, правомочия которого закреплены в нотариальной доверенности , пациент должен предоставить информацию о человеке, кому он разрешает передать сведения, касающиеся медицинской тайны. В соответствии со ст. Разглашение врачебной тайны родственникам дееспособного пациента без его согласия также невозможно, за исключением случаев, когда: перспективы заболевания пациента неутешительны: пациент не давал запрета на передачу родственникам сведений о болезни и лечении.

Разглашение врачебной тайны

Запрет распространяется также на всех лиц, которым эта информация стала известна в случаях, предусмотренных законодательством. Разглашением врачебной тайны является сообщение таких сведений хотя бы одному лицу за исключением самого пациента и его законных представителей. При этом не имеет значения, кому они стали известны: знакомому, сослуживцу потерпевшего либо посторонним лицам. Разглашение врачебной тайны может быть совершено как в устной, так и в письменной форме — в частности, по телефону, путём публикации в печати и др. Сообщение медицинским работником сведений о состоянии здоровья самому пациенту не является разглашением врачебной тайны с правовой точки зрения и не образует состав преступления [1].

Эти сведения составляют врачебную тайну и могут разглашаться только в случаях, предусмотренных законом. Когда это возможно и кому жаловаться, если данные о лечении и состоянии здоровья распространили незаконно?

RU консультации, разъяснения, помощь. Достаточно часто возникают ситуации, когда пациенту нужно получить от врачей полную информацию о своем лечении, письменные справки, результаты анализов. Важно знать, что получение такой информации — неотъемлемое право каждого пациента. Давайте рассмотрим подробнее, в чем данное право заключается.

Право пациентов на информацию, врачебная тайна

Психологические консультации для онкологов, сохраняется анонимность Телефон: звонок по России — бесплатный, консультация круглосуточно. Врачебная тайна — многогранное этически-нравственное и юридически-философское понятие, касающееся отношений врача с пациентом и обществом. Тема, казалось бы, старая. С тех пор, как появилась профессия врача, судьбе этой "главной вещи" как органическая принадлежность следует понятие врачебной тайны.

.

Когда можно рассказать врачебную тайну

.

Врачебная тайна - это запрет медицинского работника на распространение Анализируя действующее законодательство можно прийти к выводу, что.

.

Право пациента на врачебную тайну

.

Врачебная тайна: о чем можно и нельзя рассказывать медицинским работникам

.

.

.

.

.

Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Лука

    Короче, конченное недогосударство быдла. Кстати, при том же совке подобные проблемы решались.